30.08.2019

Сотворенный из огня

Как удивительно, что овладев силой внимания, мы можем производить со своим восприятием невероятные вещи. Обычный день, ничего особенного не происходит. В плотной, почти осязаемой тишине я сижу в своем пустом доме и смотрю в окно выходящее в сад. Мое внимание устремляется на яркие цветы, хрупкость которых так явно проявляется под порывами осеннего ветра. Не раз я замечал, что сознание благоволит к насыщенным цветам и громким звукам. Интерес человека колеблется между сильнейшими впечатлениями: резкий гудок паровоза, стук по рельсам — живу я недалеко от железной дороги — лай дворняги словно у самой двери, внезапная тупая боль в пояснице. Внимание скачет, без какого-либо контроля, туда, куда его направит очередной изменчивый момент. Я не управляю им, не выбираю, что мне воспринимать — только присутствую вместе с ним. Весь целиком я становлюсь вниманием. Я осведомлен о его движениях, о его устойчивости или ослабленности. Но так происходит сейчас, раньше все было по-другому.

Как я уже писал, я не применял каких-то специальных упражнений, чтобы научиться управлять вниманием и впоследствии самим собой. Жизнь из года в год подталкивала меня в правильном направлении. Наверное, главным ее инструментом влияния, главным ее уроком были страдания. События будто специально выстраивались так, чтобы не дать мне ни дня расслабления. Они не позволяли погрузиться в сладкую дрему комфорта, привычности и безопасности. Как одержимый, я вечно ходил по тонкой грани. Я не выбирал такой жизни — это она выбрала меня.

И если вам интересно зачем я пишу эту книгу, я без сомнению скажу, что и в этом жизнь правит мной и делает это весьма экстраординарным для меня способом. Без каких-либо на то желаний, в моем сознании, некогда кристально чистом и непоколебимом, стали возникать отрывки идей, описания старых откровений и раскрытых тайн. Перед внутренним взором стали мелькать картины из прошлого, складываться в законченные истории события детства и юношества. Внутренний голос, который казалось бы покинул меня навсегда, за ненадобностью, вернулся вновь спустя годы внутреннего безмолвия. Вернулся настолько решительно и неотвратимо, что игнорировать его не было никакой возможности. Я перестал спать по ночам, в сознании непрестанно возникал новый текст. Слова лились непрекращающимся, мощным потоком.

Однажды, под воздействием новой вспышки вдохновения, не дожидаясь рассвета, я доплелся до своего старинного стола и принялся записывать. О, какое это было счастье — переложить свой воспаленный ум на эти белые, некогда пустые страницы. Рука поначалу даже устала выводить букву за буквой. Определенно, за всю жизнь я столько не писал.

Если же меня спросят: зачем ты пишешь это, что ты хочешь сказать? Я отвечу, что пишу, потому что не могу не писать. Это мое проклятье и мое благословение. Когда я наконец-то понял, что жизнь так страстно хотела от меня, ум снова исчез, на время растворился. Покой и тишина вновь вернулись на фон моего восприятия. Заняли место чистого холста, на котором с особым контрастом проявлялись впечатления, каждого пребывающего в вечности, мгновения.

                                                              ***

Возможно одно из важнейших откровений пришло ко мне в возрасте двадцати пяти лет. Понимание, которое несомненно повернуло мою жизнь в противоположную сторону. Которое превратило меня из трусливого неудачника в одного из богатейших людей своего провинциального городка.

Основное отличие людей удачливых и успешных от всех остальных заключается в том, что первые могут сносить трудности, терпеть неприятное и переступать через себя. Великая сила заключена в том, чтобы страдания не считать таковыми. Привыкнуть к тому, что неприятно, что пугает и заставляет других краснеть и «проваливаться сквозь землю». Не бояться упасть в грязь лицом, ведь в большинстве случаев мы падаем только в своем воображении.

Когда я познал эту истину, внутри словно разгорелся неведомый огонь. Я шел навстречу страху, я делал то, чего стеснялся и о чем не смел ранее и мечтать. От некоторых действий меня трясло; от слов которые я осмелился говорить знакомым и незнакомцам — сердце стучало как несущейся поезд; от решений, которые я принимал и воплощал в жизнь, ум погружался в первобытный ужас. Я уничтожал старого, слабого себя и из пламени внутренней работы лепил нового — смелого и несокрушимого.

Я отчетливо помню тот прекрасный день, когда понял, что перестал зависеть от денег. Когда бремя постоянной заботы о выживании оставило меня. Я выбирал продукты в лавке, недалеко от центральной площади, и уже выходя на улицу, осознал, что совсем не веду счет своим тратам. Я мог позволить себе покупать то, что мне было действительно нужно и нисколько не заботился об экономии. Это в свою очередь высвободило огромное количество энергии, которая до тех пор также уходила на страх, на причитания и обиды, на грусть и многочисленные переживания, на заботу о своем выдуманном «я» и бесплодные мечтания. Уже через два года после описанных событий я оказался на новом для себя пути, на котором нахожусь и поныне. На пути проникновения в тайны этого мира.

Евгений Трубицин.
Третья глава книги: «В битве со страданием».
Четвертая глава: «Наперегонки со смертью»
Вторая глава: «Смелость, смерть и деньги»
Книга в процессе написания, читайте новые главы на этом сайте.