15.06.2014

В ритме сновидений

Тысячи людей видят осознанные сны. Они путешествуют по волшебному и таинственному миру, зачастую испытывая огромное удовольствие, радость и возбуждение. Бывает, они ощущают мир сновидений гораздо сильнее и ярче повседневной действительности. Но почти никто не подозревает, что так называемые осознанные сны таковыми не являются. Человек лишь переносит свое привычное «бодрствующее» сознание в сон. В моем случае было тоже самое. Осознав, что вижу сон, я начинал удовлетворять какие-то желания, стремился получить все больше и больше наслаждений. Но все изменилось в одно солнечное утро.

Проснувшись в пять утра от пронзительного визга тормозов, я медленно поднялся и подошел к окну. На дороге близ дома произошла авария. К счастью обошлось без пострадавших. Я простоял еще несколько минут, осматривая окрестности, а затем вернулся в постель. Несмотря на то, что я ощущал себя вполне выспавшимся, я решил все же вздремнуть еще.

Я блуждал по своему району уже около часа. Не зная зачем я здесь, и что ищу, я передвигался без какой-либо цели. Просто бродил в давящей и напряженной атмосфере темных переулков. То тут, то там мне попадались озлобленные лица. С каждым шагом я ощущал себя все в большей опасности. Но внезапно возникло понимание — это сон. Как ни странно, но в этот раз мир сновидений не раскрасился в яркие тона, а мои ощущения ничуть не обострились. Я все также бороздил туманный и нереальный мир сновидения. По обыкновению, я решил куда-нибудь полететь. Включился привычный для многих «сновидящих» режим поиска удовольствий. Но взлететь мне не удалось. В тоже время я почувствовал, что внимание ускользает, погружая меня в сюжет сна. Осознав это, я посмотрел на руки, дабы добиться обострения бдительности. Но и это мне не удалось. Руки куда-то исчезли, а на их месте двигались непонятные, разорванные картинки, словно разбитые осколки зеркала. Намереваясь пошевелить рукой, я приводил в движения эти странные обрывки, управляемые моей волей. А через мгновение я перенесся в комнату своей квартиры.

Сейчас сновидение стало гораздо более реалистичным и свободно могло соперничать с миром повседневности. Я осмотрелся. Все было ярким и четким, волнующим и почти мистическим. Дотронувшись до обоев, я четко прочувствовал их шероховатую фактуру. Предметы как всегда слегка мерцали и иногда видоизменялись. Но все равно меня не покидало тревожное чувство, что что-то не так. Я решил двинуться дальше, но ощутил, что каждое движение дается мне с большим трудом, будто я перемещаюсь в слое воды. Я прикладывал ощутимые усилия, чтобы сделать хотя бы шаг. Раз за разом мне становилось все легче контролировать тело сновидения, а через несколько минут я уже двигался как в действительности: легко и свободно. Я испытывал небывалый восторг от простого созерцания и ощущений. И как-то незаметно дошел до кухни. На ней тихо шептались мои родители. Едва я приблизился, как отец резко развернулся и принялся на меня орать. Я ни на шутку испугался и стал проваливаться в сон, становясь послушной марионеткой закрутившегося сюжета. Я так бы и заснул, продолжая участвовать в этой неприятной для личности постановке, если бы не вспомнил о себе.

Здесь то все и изменилось. Мои мысли остановились. Отождествление с эмоциями предстало во всей красе. Осознанный сон никогда не был по-настоящему осознанным. Ведь я подчинялся своей личности, мыслям, желаниям. Да, я научился управлять своим сном. Научился строить целые миры, подчинять себе различных жителей страны сновидений. Я мог вызывать любого человека, мог перемещаться в любую точку земли и не только. Но кто управлял мной, откуда рождались эти желания? Осознавал ли я себя в осознанном сне?

Погруженный в чистый эгоизм, не сдерживаемый страхом и моральными принципами, я как и многие удовлетворял жажду ощущений. Жажду, которая не может быть удовлетворенной. Но сейчас все изменилось. Началось все с того, что я заметил свое отождествление. А через мгновение «мое я» отделилось, освободив пространство сознания. Я не был пространством и не был сознанием. Не было никакого «я». Мысли возникающие из тишины, туда же и возвращались. Не требовалось никаких усилий. Не было того, кто прикладывает усилия. Внимание стало устойчивым. Было необходимо лишь раз действительно осознать это, пережить. Пережить отсутствие какого-либо «я». Никто не называет, не желает и не думает. Мысли, эмоции, ощущения они просто появляются и исчезают. Накатывают как морские волны, переливаясь в лучах заходящего солнца. Ритм моей иллюзорной личности, существующей в просветах присутствия.

Персонаж сна стоял на кухне, рядом были его родители, все происходило на фоне тихой, спокойной радости. Они говорили. Но теперь парень из сна не реагировал. Он только с улыбкой наблюдал. Он не желал ничего менять. Он ничего не хотел. Он не стремился продержаться в осознанном сновидении дольше, чем раньше. Он просто был и одновременно не был, соединенный навек с тишиной. С радостной, живущей пустотой. 

Евгений Трубицин. Отрывок из книги «Четвертый контроль» 

смотреть все статьи


Поблагодарить автора
06.11.2017



До 31 декабря вы можете приобрести видео-записи со скидками

21.10.2017



Обучение по системе семи ступеней контроля больше всего похоже на занятия восточными единоборствами. Когда будущий ученик приходит на уроки, к примеру, каратэ, он не ждет, что за несколько занятий, его научат хорошо драться (в этом случае лучше идти в бокс или рукопашный бой). Большинство понимает, что восточные единоборства — это образ жизни. Таким же образом будет построено и наше обучение. Но это не значит, что вам потребуется заниматься годами, чтобы увидеть какие-то результаты. Эта работы хороша тем, что изменения происходят очень быстро, после пары занятий вы уже обнаружите в себе новые возможности и измените свое привычное восприятие.

 
11.10.2017



Осознание - интересный вопрос. Жить, как я выяснил в результате некоторых необычных событий последних лет, можно двумя, весьма разными способами. Первый - как все. На автопилоте, подчиняясь переменчивой личности, ее желаниям и страхам. Пропуская мимо большую часть впечатлений. Годы летят - говорят люди живущие так. Иногда они скучают, иногда убивают время. В их памяти мало что остается. Лишь самые яркие, сильные переживания. Они не помнят, что ели вчера, с кем и о чем разговаривали. Бывает и помнят, конечно, но только примерные детали. Сухие факты. Полдюжины куцых мысленных фраз о целом дне или даже неделе. Зачастую они не знают, зачем совершают те или иные поступки и редко ставят какие-либо цели. Их жизнь обычна и как правило предсказуема. Они стремятся к наибольшей стабильности, не ведая, что она в принципе недостижима.