28.07.2014

Круг гармонии

Я шел вдоль поля поросшего ярко-зеленой травой, аромат свежести наполнял благоуханием и какой-то неуловимой атмосферой это прохладное августовское утро. Пальцы медленно прикасались к травинкам, ощущая шершавое сопротивление моим движениям. Последние несколько дней я занимался развитием «первого круга». Первой и одной из самых важных практик было осязание. Каждый шаг мои руки тянулись к различным растениям, затем мягко ощупывая их. Нужно было закрыть глаза и со всей отчетливостью зафиксировать момент соприкосновения. Потом внимание перемещалось полностью, без остатка, на точки контакта. 

Невысокое, тонкое деревце стало новым объектом для практики. Я медленным шагом приблизился к нему. Осознавая напряжение мышц и встречный воздушный поток, протянул руку. Глаза закрыты, дыхание спокойное с четким ритмом. Выдох. Мгновение, когда воздух покинул легкие, совпало с моментом соприкосновения с гладкой, слегка прохладной корой дерева. Несколько следующих секунд я не дышал. В ушах появился, совершенно внезапно,; глухой, настойчиво требующий внимания, звук работающего сердца. Я отдал себе отчет, что внимание переключилось на сердцебиение и позволил ему оставаться там. Через некоторое время интерес к звуку растворился и внимание без каких-либо усилий вернулось к фиксации ощущений от контакта с корой. Когда рука скользнула вдоль поверхности дерева, я, синхронно с движением, сделал протяжный вдох. Вместе с воздухом я будто втянул в себя энергию деревца, его жизненную силу. Осязание обострилось и я почувствовал насыщенную оттенками, бугристую фактуру ствола, несмотря на то, что при первом прикосновении дерево казалось абсолютно гладким. Выдох и я отдаю энергию растению, насыщая его своей волей. Затем опять следовал вдох и вся последовательность повторялась. 

Прошло минут двадцать, а может и больше, трудно сказать точно. Я открыл глаза и теперь все окружающее предстало передо мной в новом обличии. Я осматривал мир с живым интересом, который был специально создан при помощи «игры». «Я вижу все это в первый и последний раз. Каждая секунда, каждое впечатление бесценно.» — Обычно я мысленно произносил нечто подобное, чтобы усилить все еще нестабильные, легко теряемые в шуме повседневности, чувства уникальности каждой секунды жизни.
Краем глаза я заметил мерно плывущие облака. Их густые, скроенные словно из белоснежного пуха;, тела изредка заслоняли собой солнце. Но сейчас, сквозь прорехи в воздушной броне пробились кроткие лучи света. Они искрились и переливались, ни на миг не оставаясь в покое. Стая каких-то мелких птиц, нежданно возникших из облаков, быстро промчалась, не оставив никакого следа. Завораживающее зрелище.
Я совместил практику созерцания с осязанием. Дыхание поддерживает все тот же ритм: четыре — восемь. Но минут через пятнадцать я почувствовал, что желание ощупывать дерево истощилось и решил заканчивать упражнение. Снова закрыл глаза, задержал дыхание после полного выдоха. Затем медленно прервал контакт с деревом, фиксируя в этот момент любые, самые тонкие ощущения.
Не успел я отойти и на десять шагов, как меня захлестнуло какое-то необыкновенное чувство. Я внезапно понял или лучше сказать — ощутил, что мир совершенен и прекрасен. Осознание этого факта буквально затопило все мое существо теплотой и радостью, наполнило его приятным уютом. Я ощущал словно природа мой прекрасный, живой дом, созданный специально для меня. Каждому здесь был предназначен свой путь, которым можно было следовать с открытыми глазами, либо неистово его искать, блуждая в потемках эгоистичных желаний. Сейчас я точно знал, что иду в правильном направлении. Через секунду мое тело растворилось, исчезло без остатка, а сознание заполнило собой окружающее пространство. Очень странное и волнующее чувство, тела словно вообще нет. Нет границ между мной и миром вокруг. Не было «я» и «не-я». Все было Я. Позже я понял, что эти приятные, удивительные чувства были первыми ростками пятого круга. 


                                   ***

Однажды, прогуливаясь со мной по парку, Старик завел разговор о высших кругах.

Если человек хоть раз ощутит на себе влияние высших кругов, он уже никогда об этом не забудет. Начинается все с пятого круга. — сказал Старик, присев прямо на траву под ветвистым деревом с густой листвой. — Вот ты, тренируешься — тренируешься, а затем раз — и что-то проникает в тебя. Какое-то чувство, сладкий вкус жизни. Мир начинает меняться. Он становится для тебя так красив, что дыхание захватывает. Притом не важно, что перед глазами: прекрасный пейзаж или горы из мусора. Везде для тебя одного играет волшебная музыка жизни. В такие моменты человек может разговаривать только возвышенным слогом. Он еще не может справиться с переполняющей его радостью и восторгом. Затем, конечно, нужно научиться это скрывать. Ведь другим твое счастье будет как кость в горле. Они будут страдать, видя твою необъяснимую радость. — учитель прервался и огляделся вокруг.

Я последовал его примеру и осмотрел место, где мы находились. Осмотрел его так, будто от этого зависела моя жизнь — пристально и с огромным интересом. Это тоже была одна из практик созерцания. Прервать какое-то действие, в данном случае разговор, и окинуть взглядом окружающее пространство, одновременно ощущая свое тело.

Пятый круг — это центр высшей синхронизации. Здесь человек впервые испытывает настоящую любовь ко всему живому. И неживому. — с усмешкой добавил учитель. — Это круг, который позволяет пережить слияние с миром, ощутить его гармоничность и великолепие. Как только в тебе проявятся первые проблески этого круга, ты ощутишь такие приятные и прекрасные переживания, которые ни с чем не спутаешь. Но не буду пускаться в длительные описания, сам скоро поймешь о чем речь. — сказал Старик и снова осмотрелся.

Я знал, что он периодически осматривается — специально, чтобы напомнить мне об упражнении. Я снова, повторяя за Стариком, оглядел окружающие предметы и природу. Мы сидели на мягкой, зеленой траве. Вокруг нас, под порывами теплого ветра, покачивались высокие тополя и низенькие березки. Солнце пригревало со стороны спины. Моя тень почти целиком накрывала учителя и тем самым придавала ему немного странный и зловещий вид. Рядом, метрах в двадцати от нас, пролегала асфальтированная дорожка, по которой туда-сюда сновали жители моего родного города. Были и родители с детьми, и угрюмые одиночки, но все-таки чаще встречались небольшие, шумные группки студентов и школьников. Из многочисленных магазинчиков, забегаловок и аттракционов грохотала популярная среди местного населения музыка, которая нас, впрочем, совсем не отвлекала.

Есть много способов для раскрытия высших кругов. Некоторые применяют сильнодействующие на сознание, средства. Кто-то намеренно ставит свою жизнь под угрозу, либо истязает тело. Мы же будем действовать по-другому. Все, что нам нужно — развить баланс низших кругов. Путь этот один из самых сложных и медленных, зато без побочных эффектов. — с ухмылкой заметил Старик. Первый круг развивается очень простыми упражнениями. Например длительной концентрацией внимания на осязании или на любом другом восприятии. Можно целый день все рассматривать или вслушиваться в окружающие звуки, пытаться почувствовать какие-то запахи или постоянно стремиться ощущать вкус на языке. Раньше мы развивали параллельное внимание, но в этих практиках нужна сильная концентрация. Если смотришь — смотри, все остальное нужно отбросить.

То есть я могу забыть даже об осознании тела во время этих упражнений? — спросил я, чтобы прояснить все детали.

Конечно. Но помни, что осознание тела — это по сути и есть практика первого круга. Практика осязания. И она является одной из самых важных в нашей работе. Поэтому ты так долго ей и занимался. Пока работай с каждым восприятием отдельно. Сейчас нам требуется не поверхностное, параллельное осознание, а сконцентрированное и, можно сказать, напряженное переживание каждого из чувств. Один день удели все внимание — смотрению. Другой — слушанию и так далее. Твоя задача добиться такого усиленного восприятия, от которого, как я уже говорил, будет захватывать дух.

Так я должен бросить все остальные практики на это время? — проговорил я тихим голосом и вновь огляделся вокруг.

Да. — сказал Старик и несколько раз кивнул головой. — Следующие недели три забудь обо всех практиках и сосредоточься на простом восприятии.


                                ***

После этого разговора прошло десять дней. Я специально выбрался на природу, чтобы поработать с осязанием на свежем воздухе. Хотя можно было тренироваться и в квартире, ощупывая привычные предметы: столы, чашки, стены и тому подобное. Но сегодня я решил попробовать что-то новое и приехал на дачном автобусе в живописное место, не далеко от которого располагался маленький дачный участок моей семьи. Я проделал упражнение по осязанию дерева и пережил нечто невообразимое. В этот день я не стал больше выполнять никаких практик, дабы не спугнуть прекрасное чувство, которое неожиданно наполнило меня.

Прошло уже часа три, как я вернулся в город. Я медленно шагал по знакомым улицам и глядел на все новым взглядом. Состояние всеобщей любви и гармонии так и не проходило. Каждый человек испускал эманации доброты и тепла. Словно любой прохожий — мой старый друг. Воздух был пропитан очарованием и какой-то неуловимой, невидимой магией. Честно говоря, иногда на мгновение во мне возникал страх, что я когда-нибудь вернусь к своему старому восприятию. Несмотря на то, что буквально несколько месяцев назад, я был вне себя от радости, осознавая себя. Теперь состояние чистого, безэмоционального состояния было для меня ужасно. Я не мог потерять эту любовь. Я не хотел этого. Но все меняется и ничего не остается неизменным. И уже к вечеру этого волшебного для меня дня, чувства будто притихли и скрылись где-то в глубине подсознания. А вскоре казалось вообще исчезли, оставив меня наедине с самим собой.

Следующие дни я чувствовал необъяснимое и такое отчаянное одиночество, которого не испытывал никогда. Я мог находиться в шумной компании или в кругу семьи, но ничего не помогало. Одиночество незаметно, словно бледная тень, проникало в меня, а затем падало тяжким грузом, ослабляя  и замедляя движения. Я понимал, что это чувство не подвластно эмоциональному контролю. Оно не было низшей эмоцией «круга собаки». В то время я еще не знал, что это за переживание, почему оно появляется и зачем оно вообще нужно. Я уже не бегал за помощью к Старику в подобных случаях и просто тихо страдал в своей комнатке, по большей части не выходя в эти дни из дома.

Когда мы встретились с учителем в следующий раз, я поведал ему о своих странных чувствах.

Это одиночество — послевкусие от раскрытия пятого круга. Конечно до окончательного его формирования еще очень далеко, но все, что с тобой приключилось, когда ты ощупывал то дерево, говорит о том, что лед явно тронулся. — с теплой улыбкой произнес Старик. — Дело вот в чем. Когда попадаешь под влияние пятого круга, ты ощущаешь единство со всем миром. Фактически ты остаешься один. Ведь ты и есть весь мир. Но в первые часы ты этого не осознаешь, так как тебя захлестывают сильнейшие волны любви и счастья. — Старик ухмыльнулся и закатил глаза, добавляя в разговор веселые нотки. — А вот когда эти чувства стихают, остается осознание, что ты здесь совсем один. Оно настигает человека неожиданно, и как правило, захватывает мгновенно. Проблема усугубляется тем, что в такие моменты чрезвычайно активизируется ложная личность. Человек начинает думать, строить догадки, сожалеть, вспоминать о былых моментах наслаждения. Тем самым только усиливая свои страдания. — учитель, наверное впервые, положил мне руку на плечо и тихо сказал — Нужно просто подождать и одиночество пройдет, уступив место «более приятным» ощущениям.

А что происходит, когда человек полностью сформировал пятый круг? — высказал я вопрос, который внезапно вспыхнул в уме.

Много чего хорошего. — быстро ответил Старик. — Во-первых, человек пятого круга постоянно ощущает фоновое чувство любви и счастья. Каждую секунду своей жизни он живет, наслаждаясь. К тому же такой человек находится в гармонии с миром и соответственно может легко его изменять, воздействуя в слабых точках. Правда, пятый круг не позволяет этим пользоваться. — усмехнувшись, сказал учитель. — Ведь если ты постоянно испытываешь удовольствие просто от того, что живешь. Если ты всегда счастлив и тебе ничего не нужно, то зачем что-то менять. Вот и получается, что человек пятого круга может значительно изменить мир, но не пользуется этим. — Старик говорил и загибал пальцы. — Во-вторых, если ты постоянно чувствуешь любовь и радость, что становится нормой при сформированном пятом круге, то получаешь огромную силу и энергию. А энергия нужна для формирования следующих высших кругов. Ну, а в третьих, жизнь человека полностью изменяется в лучшую сторону, влияя на всех окружающих его людей. Таким образом помогая себе, ты помогаешь и другим. А это очень важный аспект нашего пути. — закончил Старик и принялся пристально разглядывать ближайшее дерево.

Евгений Трубицин. Отрывок из книги "Обучение тишиной". 

 


смотреть все статьи


Поблагодарить автора
06.11.2017



До 31 декабря вы можете приобрести видео-записи со скидками

21.10.2017



Обучение по системе семи ступеней контроля больше всего похоже на занятия восточными единоборствами. Когда будущий ученик приходит на уроки, к примеру, каратэ, он не ждет, что за несколько занятий, его научат хорошо драться (в этом случае лучше идти в бокс или рукопашный бой). Большинство понимает, что восточные единоборства — это образ жизни. Таким же образом будет построено и наше обучение. Но это не значит, что вам потребуется заниматься годами, чтобы увидеть какие-то результаты. Эта работы хороша тем, что изменения происходят очень быстро, после пары занятий вы уже обнаружите в себе новые возможности и измените свое привычное восприятие.

 
11.10.2017



Осознание - интересный вопрос. Жить, как я выяснил в результате некоторых необычных событий последних лет, можно двумя, весьма разными способами. Первый - как все. На автопилоте, подчиняясь переменчивой личности, ее желаниям и страхам. Пропуская мимо большую часть впечатлений. Годы летят - говорят люди живущие так. Иногда они скучают, иногда убивают время. В их памяти мало что остается. Лишь самые яркие, сильные переживания. Они не помнят, что ели вчера, с кем и о чем разговаривали. Бывает и помнят, конечно, но только примерные детали. Сухие факты. Полдюжины куцых мысленных фраз о целом дне или даже неделе. Зачастую они не знают, зачем совершают те или иные поступки и редко ставят какие-либо цели. Их жизнь обычна и как правило предсказуема. Они стремятся к наибольшей стабильности, не ведая, что она в принципе недостижима.