30.07.2014

Правило мягкости

— Если ты всерьез решил работать над осознанием во сне, тебе нужно запомнить несколько важных деталей. Можно назвать их основными принципами. Они понадобятся тебе, чтобы сделать первые шаги в сновидениях. — проговорил Старик и издав блаженствующий вздох, откинулся на спинку стула.

Шел две тысячи первый год. Это была моя шестая встреча с учителем. Он всего пару недель назад вернулся из «командировки», так он называл свою деятельность связанную с заработком денег. За те месяцы пока он отсутствовал, оставив меня наедине со своими мыслями, я достиг определенного прогресса в наблюдении за мышлением. И через какое-то время впервые проснулся во сне. Но осознанное сновидение закончилось буквально через минуту, оставив меня в удивленном, если не сказать шоковом состоянии. Я был поражен возможностями своего разума создавать настолько реальный мир во сне. А так как в то время интернета, да и компьютера у меня не было, то найти какую-либо информацию об этом захватывающем явлении, для меня не представлялось возможным. Когда Старик наконец-то вернулся, я засыпал его многочисленными вопросами, среди которых постоянно всплывали вопросы об осознании во сне. Но учитель всегда был непреклонен и отвечал на мои мольбы отказом, объясняя это таким образом:

— Сейчас тобой движет жажда ощущений. И если ты получишь информацию в этот неподходящий момент, то нанесешь себе огромный вред. Ты попросту станешь зависим от сновидений, как наркоман от дозы. И я ничуть не преувеличиваю. — строго произнес Старик, но затем озорно прищурился и продолжил. — Человек должен быть готов энергетически к действиям в таких снах, а также обладать некоторой смелостью. Тебе нужно научиться не поддаваться своим мыслям и быть устойчивым к различным приятным, а и иногда и ужасным впечатлениям, которые могут настигнуть тебя в сновидении.

Подобные разговоры происходили чуть ли не каждый раз, стоило мне хоть заикнуться об осознании во сне. Но однажды произошло событие, после которого Старик неожиданно изменил свое решение и начал обучать меня четвертому контролю — контролю сновидений.

                                                                       ***

Я стоял в коридоре, когда до меня донесся жалобный крик о помощи. Удивленный, я второпях вбежал на кухню, но никого не обнаружил. Спустя несколько секунд крик повторился. Обернувшись на звук, я понял, что кричит чайник, оставленный на газовой плите. Он увидел меня, по крайней мере я так подумал, хотя глаз у него не было, и произнес жалобным голосом:

— Помоги.

Факт того, что обычный, металлический чайник разговаривает, поверг меня в какое-то странное, смутное чувство, будто я забыл о чем-то важном. Какая-то мысль крутилась на языке, но упорно не хотела формироваться. И внезапно, где-то с левой стороны донесся незнакомый мне голос:

— Это сон.

Моментально все окружающее преобразилось. Некогда смутное, словно в тумане, изображение, казалось бы безвозвратно ушло, сменившись чрезвычайно яркой и реалистичной кухней в квартире моих родителей. Осознав, что сплю, я сразу же забыл о чайнике, он стал мне неинтересен, и принялся осматривать комнату. Все предметы, стены с моющимися обоями, уже местами затертый линолеум имели поразительное сходство с действительностью. Видел я гораздо лучше, чем в обычной жизни. Это видимо было связано с тем, что после одного случая в детстве мое зрение стало намного хуже, а здесь я мог видеть идеально, ведь смотрел не глазами. Около минуты я разглядывал объекты перед собой, а потом решил вылететь в окно. Не знаю почему именно идея полета пришла тогда мне в голову. Но стоило мне этого захотеть, как в тоже мгновение чайник вновь противно закричал и привлек мое внимание.

— А вдруг это не сон? — сказал он озабоченным тоном. — Посмотри как высоко, ты прыгнешь и разобьешься.

Его слова насторожили меня и я решил выглянуть в окно. В течение этих секунд мое видение снова покрылось сонной пеленой, я стал сомневаться сплю ли я. Осознание почти растаяло, когда одна несостыковка вернула меня во внимательное состояние. Окно здесь располагалось не на той стене. Стоило мне понять это, как мое восприятие снова стало четким и ясным.

— Это сон. — словно в подтверждение моих выводов пронеслось где-то слева.

Я, игнорируя предупреждения чайника, направился к окну, которое незаметно оказалось раскрытым. По бокам от него развивались шторы точь-в-точь как у меня дома. Перегнувшись через проем, я взглянул вниз. Было весьма высоко. Страх стал подкрадываться ко мне, а внимание опять ускользало.

— Осторожней, разобьешься. — завопил чайник. — Я же говорил тебе — это не сон.

Я задумался над его словами. И сомнение овладело мной.

— Может действительно не сон? Вряд ли чайник врет. — размышлял я.

Но снова я вернул осознание, вспомнив, что живу на первом этаже. Мир сновидений и в этом не совпадал с реальностью. Теперь я заинтересованно уставился на чайник. Почему он пытается убедить меня, что я не сплю. Зачем ему это? Я стал тщательно его осматривать. Обычный чайник. Правда периодически он двигался, словно живой. Его металлическое тело было подвижным и эластичным, напоминая персонаж из диснеевского мультфильма. Засмотревшись, я почувствовал новые сомнения.

— А сплю ли я? — подумал я, встревожившись.

— Конечно же, не спишь. Будь осторожен. — уверенным голосом сказал чайник и внезапно закипел.

Он открыл крышку с помощью своего горлышка и продемонстрировал мне бурлящую жидкость. Эти события уже который раз ввергли меня в сонную замутненность. Я продолжил видеть простой сон, перестав что-либо понимать или контролировать. Некоторое время я беседовал с чайником, выслушивал его шутки и над чем-то смеялся. Но случайно мои ноги направились к раскрытому окну. Я посмотрел вниз и понял, что нахожусь примерно на высоте третьего этажа. Внизу был уложен чистый, без единого изъяна асфальт. А на нем сидели и лаяли друг на друга две собаки. Зеленого и красного цвета. Как только я увидел эту картину, вновь громогласно прозвучал голос:

— Это сон.

Осознание восстановилось до состояние невообразимой четкости и ясности. Мое текущее восприятие было идентично бодрствующему сознанию. Я четко понимал, что нахожусь во сне. Не долго думая, я выпрыгнул в окно и взлетел высоко в небо, пронзая собой тонкие как нити перистые облака. Я стремительно пролетел город, отдаленно напоминающий тот, где я живу. А затем достиг холмистой местности необыкновенной красоты. Зеленая, яркая трава, разнообразные экзотические деревья, и маленькие, невиданные ранее домики — предстали перед мои взором. Такого наслаждения я не испытывал ранее наверное никогда. Я ощущал порывы встречного воздуха, вдыхал аромат деревьев и цветов, радовался лучам солнца, согревающим мне спину и шею. Все было не просто реальным, а гиперреальным.

Этот сон продлился минут десять или чуть больше. Я летел и летел. А затем почувствовал, что возвращаюсь в реальность. Я просто открыл глаза, при этом ощущая, что уже давно проснулся. Странное и приятное чувство. Ты проснулся во сне, сейчас же лишь открыл глаза. В результате такого «пробуждения» привычная повседневность будто наполнилась очарованием сновидения. Я, выйдя из дома, принялся с раскрытым от удивления ртом, рассматривать все вокруг. Трава стала намного ярче, да и вообще все цвета будто засветились с особой интенсивностью, каждый предмет обладал своей волшебной, непередаваемой словами атмосферой. Все стало намного четче, объемней и можно сказать, интересней. Мир сейчас словно продолжение сна — прекрасный и удивительный. Впервые я ощутил это невероятное состояние, которое возникает, когда ты пробудившись во сне, переходишь в бодрствование без провалов в сознании.

Через несколько дней после этого происшествия, я встретился со Стариком и рассказал ему обо всем, что со мной произошло. Это был всего лишь мой третий осознанный сон, но он разительно отличался от первых двух длительностью, сюжетом и состоянием, которое возникло после него. Учитель внимательно выслушал и объявил мне, что теперь я готов к работе со сновидениями.

                                                                 ***

— Человек по-настоящему готов к осознанию во сне лишь тогда, когда такие сны появляются у него без каких-либо, направленных на это дело, практик. По-видимому ты уже обладаешь необходимым запасом свободной энергии. Хотя возможно на тебя оказал чересчур сильное влияние тот день, три недели назад, когда ты почувствовал, что завис в пространстве без тела. — с усмешкой констатировал учитель и ненадолго замолк.

Старик встал и прошелся по кабинету, который представлял из себя небольшую комнатку около двенадцати квадратных метров. Почти посредине располагался огромный, на вид очень дорогой стол из красного дерева. Я сразу же полюбил за ним сидеть. Рядом возвышались два доверху набитых книгами шкафа. А слева от меня окно выходящее во двор, в которое очень часто смотрел Старик, тем самым отдыхая от незатейливого вида четырех стен.

— В начале тебе нужно запомнить одно важное правило, которое после некоторой практики станет излишним. Но сейчас придерживаться его крайне необходимо. — твердо сказал учитель и поднял указательный палец. — Как только осознаешь, что видишь сон, — Старик сделал драматическую паузу и поднял палец повыше. — Нужно вспомнить, что все твои действия должны быть тонкими и деликатными. Не стоит вылетать в окно, — сказав это, Старик улыбнулся и посмотрел на меня веселыми глазами. — Не пытайся ни на что влиять. Единственное, что нужно делать — спокойно осматривать окружающие предметы, отслеживая качество восприятия. Ты уже заметил, что объекты в сновидении могут мерцать, видоизменятся, подрагивать. В общем вести себя очень странно и не стабильно. Поэтому осматривай их осторожно, чтобы случайно не провалится в сон. И почаще переводи взгляд с предмета на предмет. Главное отслеживать чистоту восприятия. —  повторил он. — Как только заметишь, что внимание слабеет, а зрение замутняется — хлопни в ладоши или представь в руке металлический шарик. Это вернет тебя в бдительное состояние. Ладно, об этом поговорим позже. Пока тебе нужно усвоить только одно правило — «правило мягкости», как называл его мой учитель. Ничего не меняй во сне, никуда не уходи из места, в котором появился и ни на кого не воздействуй. Будь тише воды, ниже травы. — закончил учитель и вышел из комнаты.

© Евгений Трубицин. Отрывок из книги «Четвертый контроль»  


смотреть все статьи


04.09.2017



Осталось 2 места! (22.09)
Обучение по системе семи ступеней контроля больше всего похоже на занятия восточными единоборствами. Когда будущий ученик приходит на уроки, к примеру, каратэ, он не ждет, что за несколько занятий, его научат хорошо драться (в этом случае лучше идти в бокс или рукопашный бой). Большинство понимает, что восточные единоборства — это образ жизни. Таким же образом будет построено и наше обучение. Но это не значит, что вам потребуется заниматься годами, чтобы увидеть какие-то результаты. Эта работы хороша тем, что изменения происходят очень быстро, после пары занятий вы уже обнаружите в себе новые возможности и измените свое привычное восприятие.

 
31.08.2017



Наверное, еще можно выудить из памяти те прекрасные моменты из далекого детства, когда в обычный, непримечательный день вы погружались в его особую атмосферу, ощущали в нем нечто неуловимое, свое. Но годам к тридцати, бывает, чувства притупляются, жизнь предстает чередой однообразных переживаний. Удовольствия и развлечения уже не переливаются мириадами оттенков из детства, не дарят так просто свой волшебный аромат, напротив — ощущения поблекли, все стало каким-то одинаковым и вам постоянно хочется чего-то нового, но вы не знаете чего.

11.08.2017



Прежде чем бросаться в различные практики для тренировки ума, нужно изучить как действует именно Ваше мышление. Чем оно занято большую часть времени? Научитесь обращать внимание на мысли, не погружаясь в них.