16.09.2014

Второй поток мышления

Когда я впервые услышал о контроле сновидений, я подумал, что речь пойдет об умении осознавать себя во сне, но как часто случалось мои выводы оказались преждевременными.

— Сегодня я расскажу тебе о первой ступени «Контроля сновидений». — проговорил Старик и поставив пустую чашку, в которой мгновения назад был ароматный зеленый чай, откинулся на спинку стула.

Я приготовился слушать изо всех сил, ведь несколько лет назад я впервые встретился с необыкновенным видом сна — сна в бодрствующем сознании. Этот опыт настолько поразил меня, что я буквально стал заложником навязчивой идеи о продлении осознания во сне. Но как в последствии выяснилось, разговор был не совсем об этом.

— Контроль сновидений единственный, который осваивается отдельно от других практик. — уверенным тоном начал учитель и слегка прищурился. — Ты уже знаешь, что каждый неподготовленный человек в течение дня совсем не осознает себя. Он не ощущает тело, не управляет мыслями и тем более эмоциями. Фактически, он живет в состоянии сна, видя перед собой лишь собственное воображение. Контроль сновидений как раз и направлен на то, чтобы пробудить человека от «бодрствующего сна» и удержать его в пробужденном состоянии. Отчасти эти упражнения касаются и осознания в ночном сне, но это только малая часть четвертого контроля.

Старик ненадолго прервался и поднял вверх указательный палец, говоря мне этим о необходимости слушать очень внимательно. Как ни странно, но я заметил, что действительно ослабил бдительность и иногда улетал в отвлеченные размышления. Наверное это случалось из-за того, что накануне я почти не спал — соседи уже в который раз устроили вечеринку до самого утра. Жест учителя вернул меня в текущий момент и я сконцентрировал все внимание на разговоре.

— Первая ступень заключается в понимании того, что ты постоянно «спишь», и днем и ночью. — с хищной улыбкой проговорил учитель. — Ты уже выполнял одно упражнение из этой области — носил несколько дней металлический шарик. Главной целью этой практики было увидеть как часто ты не осознаешь себя. Сейчас мы усилим твое понимание этой «проблемы». — сказал он, сделав ради шутки озабоченное лицо. — Начнем прямо здесь. Пока мы сидим и чешем языками, старайся непрерывно следить за моей правой рукой.

— Хорошо. — быстро ответил я и направил внимание на руку учителя, продолжая держать в поле зрения всю комнату расфокусированным взглядом.

— Расскажи мне, что ты заметил, наблюдая за своим телом? — задал вопрос Старик и слегка наклонился в мою сторону, будто в желании услышать каждое мое слово.

— Я его почти не ощущал. — сказал я слабым от сонливости голосом. — Моя спина часто наклонена при ходьбе. А это создает боль и напряжение. Лицо тоже постоянно напряженно. В общем...

Моя речь была прервана неожиданным образом. Учитель правой рукой отвесил мне быструю оплеуху, воспользовавшись моей отвлеченностью во время ответа. Подобное произошло впервые за несколько лет нашего общения. В первую секунду я испугался, затем разозлился, а вскоре стал хохотать словно от смешного анекдота. Старик в свою очередь тоже разразился смехом и чтобы продолжить веселье, решил рассказать интересную историю на этот счет.

— Ты не бойся я не часто бью учеников, но сегодня нам это необходимо. Ладно, слушай историю как раз об этом. — весело бросил учитель и придвинулся ко мне поближе. — Однажды такой же паренек как ты, пришел ко мне в надежде научиться экстрасенсорным способностям. — сказал он и сделал таинственный взгляд.

Услышав о способностях я сразу же увлекся рассказом и с нетерпением ждал продолжения. Но в тот же момент в левое ухо снова прилетел удар Старика. Он бил очень умело, вскользь. Было не то, чтобы больно, больше неприятно. Я улыбнулся и впредь приготовился во чтобы то ни стало следить за рукой учителя, не отвлекаясь.

— Так вот, когда этот парень подошел и рассказал о своей мечте я ответил ему, что он ошибся, потому что я ничего в этом не смыслю. Паренек состроил гримасу разочарования и направился к двери. А я ему кричу: стой.

В эту секунду я снова отвлекся и уже в третий раз получил неприятную оплеуху. Теперь я точно знал, насколько сильно влияет на внимательность нарушенный сон. В последние годы я научился контролировать режима сна и ложился не позднее одиннадцати вечера, хотя иногда случались и срывы графика по тем или иным причинам.
Мне стало не до смеха, я собрал все внимание, направив его на руку учителя. Слушание и понимание речи Старика я поставил на второе место. Зачастую учитель пояснял мне, что беседы, которые мы ведем могут значить очень мало, зато практики, выполняемые мной во время этих разговоров — самое главное. Осознавать себя во время диалога невероятно сложно и поэтому подобная работа, продвигает ученика очень быстро. Чем больше усилий — тем лучше результат — говорил Старик.

— Парень развернулся и уставился на меня. — продолжил с воодушевлением учитель. — А я ему говорю: вот тебе первое задание: каждый раз, когда начинаешь какое-нибудь действие, произноси мысленно «я», ощущая при этом свое тело. Делай это постоянно, а через месяц приходи за новыми упражнениями. — закончив предложение, учитель сделал торжественную паузу. — Больше я его не видел. — закончил Старик и рассмеялся. — Я это к тому, что люди настолько не владеют собой, что меняют и отказываются от своих устремлений постоянно. А все потому, что не обладают единым «я».

Раньше я никогда не слышал о едином «я» и вновь отвлекся. Возмездие настигло меня незамедлительно. Я сидел и потирал уже наверное красное ухо.

— Не очень история. — с привычной усмешкой сказал Старик. — Я придумал ее только для того, чтобы тебя отвлечь.

— Неплохо получилось. — ответил я. — Ты слишком хорошо знаешь мои слабые стороны.

— Сейчас у тебя уже не должно быть слабых сторон. — сразу сказал учитель. — Точнее каждая такая сторона должна осознаваться и быть под контролем. А теперь скажи мне, осознавал ли ты себя или хотя бы тело пока я говорил и шлепал тебя по уху. — хитро спросил он.

Только сейчас я понял, что мое внимание на протяжении беседы было распределено между рукой учителя и его рассказом. Я совершенно не помнил о себе, не помнил о том, что я есть. Понятное дело о теле я тоже ни разу не вспомнил и обратив на него внимание, заметил, что даже слегка вспотел от мышечного напряжения. Учитель видимо обо всем догадался по моей мимике и не стал ждать какого-то ответа.

— Об этом и пойдет речь в четвертом контроле. Человек не может управлять своим вниманием, в итоге он не может управлять ничем. Теперь ты ясно видишь, что постоянно во что-то погружен, забывая о себе. Конечно этого слишком мало и я еще ни раз буду вбивать тебе в голову, что ты постоянно спишь. — проговорил учитель ярко и эмоционально, видимо чтобы лучше зафиксировать эти слова в моей памяти. Но сегодня поговорим не об этом. Давай-ка, останови внутренний голос. — вдруг скомандовал Старик и уставился мне прямо в глаза.

Я направил внимание на мысли и тем самым растворил их. Затем отвел взгляд от учителя, чтобы не отвлекаться и уставился в некую несуществующую, внутреннюю точку. Точку, из которой, как мне казалось, появлялись мысли. Прошло некоторое время и я бессловесно отдал себе отчет, в том, что мыслей становится все меньше и меньше. В теле возникала приятная расслабленность, так как я снял с шеи тяжелый камень неугомонного мышления. Через некоторое время я достиг очень приятного состояния, когда мысли не хотят возникать и говорить совсем не хочется. В этот момент Старик произнес:

— Позволь телу расслабиться еще сильнее. Ослабь внимание и разреши себе погрузиться в дремоту.

Я последовал указаниям учителя и вскоре столкнулся с новым для себя явлением. В моем сознании, находящемся в полусне, стали возникать различные голоса. В начале они были тихими, еле различимыми, но потом заметно усилились. Один голос был грубый и басовитый, я по-моему его никогда ранее не слышал. Другой был голосом женщины, он также был мне незнаком. Голоса стали переговариваться, спорить и кричать друг на друга. Все это звучало настолько реально, что мое сердцебиение от страха ускорилось. От этого я очнулся и понял, что сижу с закрытыми глазами.

— Продолжай убирать мысли. Затем вновь расслабься и уходи в дрему. И не бойся ты так, я же рядом. — подколол меня Старик.

Снова я проделал те же манипуляции и во второй раз мягко погрузился в приятную дремоту. Теперь в моем уме заговорили гораздо больше голосов. Пять-шесть. Затем еще и еще. И через некоторое время внутри гудела целая толпа. Кто-то говорил друг с другом, другие просто что-то мычали себе под нос. Но у этих разговоров была одна общая черта — они были абсолютным бредом, нелогичным хаосом слов. Один голос рассуждал о каких-то блестящих, крутящихся шариках, которые летают в комнате. Он очень хотел узнать как их можно раскрутить сильнее. Другие голоса спорили о причине появления синих птиц. Один из них объяснил, что это результат мерцания неба. Спустя какое-то время заиграла музыка. Она становилась все громче и громче, а затем перекрыла шум разговоров. Сразу после этого я видимо заснул, так как позже открыв глаза, понял, что лежу на диване.

Придя в себя, я поведал Старику о произошедшем и сразу же задал вопрос о странных голосах в моей голове.

— Голоса это еще что! — веселым тоном проговорил Старик. — Если бы ты не отключился так быстро, то увидел бы и крайне реалистичные образы. А если бы продержался еще подольше, то не теряя внимания, погрузился бы в сон. В сон с бодрствующим сознанием. Все, чему ты стал свидетелем — называется «второй поток» мышления. И самое интересное, что этот поток существует в человеке всегда. Но вот заметить его, ты можешь пока только на границе сна и бодрствования. Как ты правильно понял, поток этот представляет из себя помимо прочего странные и непонятные разговоры. В начале может показаться что они абсолютная бессмыслица и глупость. Но позже я расскажу, как научиться видеть в них важные подсказки твоего тела и того, что называется подсознанием. Пока просто запомни: все воспринимаемое во втором потоке нужно понимать метафорически, в переносном значении, ориентируясь больше на чувства, нежели на логику и смысл. — Старик замолчал и снова поднял указательный палец. — Запомни, этот хаос голосов и образов присутствует в тебе постоянно, поэтому полностью отключить мышление невозможно. Сон живет своей жизнью, как незаметный поток. Странный и бессвязный для ума, но важный для понимания себя с позиции символов и чувств. К тому же наблюдение за вторым потоком является очень важным этапом для обретения навыка перехода в контролируемый сон без потери сознания. Это и будет твоим первым заданием. — учитель, сказав это, сделал паузу, чтобы дать мне сосредоточиться на последующих словах. — Вечерами, когда только заметишь сонливость, отключи мысли и позволь себе мягко провалиться в дремоту. Наблюдай за вторым потоком тихо и спокойно. — проговорив это, учитель будто опомнился и добавил. — Еще нужно упомянуть о правильном балансе усилия и расслабленности. Если ты будешь излишне внимателен, то не сможешь задремать и второй поток останется для тебя закрытым. Если же наоборот — слишком расслабишься, то попросту заснешь, что ты сейчас и продемонстрировал.

На этом наша беседа закончилась и я с огромной радостью и предвкушением новых открытий, направился домой. Так и состоялось мое знакомство с техниками четвертого контроля.

© Евгений Трубицин. Отрывок из книги «Четвертый контроль. Ученик монаха» 

смотреть все статьи


Поблагодарить автора
21.01.2018



Обучение по системе семи ступеней контроля больше всего похоже на занятия восточными единоборствами. Когда будущий ученик приходит на уроки, к примеру, каратэ, он не ждет, что за несколько занятий, его научат хорошо драться. Большинство понимает, что восточные единоборства — это образ жизни. Таким же образом будет построено и наше обучение. Но это не значит, что вам потребуется заниматься годами, чтобы увидеть какие-то результаты. Эта работы хороша тем, что изменения происходят очень быстро, после пары занятий вы уже обнаружите в себе новые возможности и измените свое привычное восприятие.

 
21.01.2018

Объединение субботней и воскресной групп, изменение стоимости занятий

24.12.2017

Об изменениях в расписании занятий Е. Трубицина с 31 декабря до 8 января.