03.12.2015

Шанс на бессмертие. Дневник черного монаха

Единственный шанс человека на бессмертие — это изменение собственного времени.
За день ты проживаешь неделю, за неделю — месяцы, за месяц — годы.
Тот, для кого время летит незаметно — не живет, а спит и видит быстротекущие сны.
У такого человека месяц — это день, а несколько лет — лишь серый прах от некогда ярких воспоминаний.

Ты видишь мир?
Когда видишь — замечаешь облака и синее небо; грязных ободранных бродяг и искрящиеся счастьем, глаза детей; ослепительный металл автомобилей и растрескавшийся асфальт; опавшие, рыжие листья; лужи со своим отражением; необыкновенные лица других людей; кошек, собак и их, такую разную шерсть; дома с облупившейся краской; мусор и переливающуюся под солнечными лучами грязь; свои руки и пальцы будто испещренные морщинами. Ты видишь чудо в обыкновенном. Видишь чудо в прекрасном и безобразном.
В свете и тьме.

Научись смотреть и видеть — это первый шаг к бессмертию.

***

Я очнулся от текста и в страхе начал оглядываться по сторонам. Проехал свою остановку. Именно в тот день, когда опаздывать было никак нельзя. Резким, нервным движением я запихнул дневник себе в пакет и выбежал из автобуса, расталкивая всех подряд. Я побежал, надеясь успеть вовремя, но как назло все вокруг мне мешали — то грузовик с хлебом перегородит путь, то какой-то мужик с чебуреком в руках. Здесь не работает светофор, а там везде сплошная грязь — не пройти. Вдобавок, когда я уже подошел к зданию фирмы, на меня набросилась стая бродячих собак. Одна из них, особо наглая, осмелела и укусила меня за джинсы рядом с щиколоткой. Да так прицепилась, что я и не знал, что делать. Мой страх все возрастал, ведь собак становилось все больше.

Где-то сбоку послышался крик:
— Пинай ее. Разорвут.

Я посмотрел в сторону звука. На меня таращился с широко раскрытыми глазами, мужик в теплой серой куртке, наверное вахтер.

Он закричал вновь:
— Пинай быстрей. Дурак. Разорвут.

Что-то мне не давало это сделать, словно перед мной вырос невидимый барьер. Но деваться было некуда и я неуклюжим движением отпихнул наглую дворнягу свободной ногой. Удар пришелся ей в шею, она сразу взвизгнула, подпрыгнула от неожиданности и убежала. Ее сородичи незамедлительно последовали за ней. С чувством облегчения и большой благодарности, я подошел к мужику и разгоряченный внезапным боем крепко пожал ему руку.

Войдя в свой отдел, я ловил на себе недовольные и осуждающие взгляды коллег. Хотя по правде, никого из них я коллегами не считал, как и они меня. Я для них был словно залетный художник, который нужен им только для презентации товара. Они же для меня — тупыми, заплывшими жиром инженеришками, которые в своей жизни не добились ничего, кроме как умения содрать где-нибудь чужую разработку, а потом, поменяв пару болтов, умело ее выдать за свою.
Я с виноватым видом сел на свое рабочее место. В отделе установилась плотная, напряженная тишина, но через секунду послышались чьи-то шаги. Их было четверо. Трое — большие шишки, как я в последствие выяснил, четвертый — наш начальник, со своими густыми, черными усами и большим пузом, выпирающем из жилетки. Они прошлись по комнатам и подошли ко мне. Я весь красный от стыда, приправленного изрядной долей страха, чуть ли не трясся от напряжения.

— Антон, покажи систему обогрева. — сказал шеф услужливым тоном.

Я быстро вывел на экран 3д модель экспериментального оборудования для танкеров и время от времени крутил ее в разные стороны. Начальство видимо осталось довольным и двинулось дальше. Я выдохнул и наконец-то смог расслабиться. Посмотрев вокруг, я понял, что работать сегодня никто не будет. Все сидели и занимались чем попало: кто играл на компьютере в пасьянс, кто читал книгу, кто разговаривал по телефону или просто праздно бродил по офису.
— Видимо заказ еще не оплачен — догадался я.

Работа в нашей компании строилась по такому принципу — пока заказчик не оплатил, мы сидим и создаем видимость работы. Это могло продолжаться от нескольких дней до почти месяца. Ты был вынужден сидеть и пялиться в компьютер, изучать ГОСТы, смотреть чертежи. В большинстве своем эти дни были мучительной каторгой. Ведь притворяться, что ты работаешь намного сложнее, чем по-настоящему работать.
Решив не терять времени, я незаметно достал тетрадь и спрятав ее за раскрытым учебником по программе 3д моделирования, продолжил читать.

« Чтобы научиться видеть — смотри. Смотри намеренно, специально. Смотри туда, куда не привык смотреть. Смотри туда, куда никто не смотрит: на деревья, опавшие листья, окурки под ногами, на заляпанные стекла автобусов...»

Я ошеломленно перечитал этот абзац снова. Мне уже не раз казалось, что этот текст написан будто для меня. В нем как и сейчас была осень. Постоянно велись разговоры о времени, а о нем я стал задумываться совсем недавно. А теперь в добавок автобус. Мурашки побежали у меня по спине. Поразмыслив немного, я счел все это простым совпадением и вернулся к дневнику.

«Смотри на небо и на восходящее солнце, на птиц и зверей, на цветы и пустоту перед собой.
Изучай все вокруг, поверти в руках обычные предметы, приглядись к ним. Смотри так всегда и время начнет растягиваться.
Но смотри внимательно, с интересом. Не допускай перенапряжения или скуки.
Приучи себя останавливаться. Каждый час, каждую минуту остановись и смотри. Забудь о делах, удовольствиях и желаниях. Остановись и смотри. Остановись внутри.»

Страница кончилась и я спрятал тетрадь себе в пакет, ощутив желание обдумать прочитанное. Прокрутив пару раз слова из дневника, я захотел попробовать посмотреть как советовал автор и начал разглядывать маленький окружающий мир нашего офиса. Через минут десять я обнаружил, что начинаю чувствовать нечто новое, но только от ближайших предметов, которые находились не дальше вытянутой руки. Если же я пытался смотреть на что-то вдалеке, ничего особенного не происходило.

— Возможно, — подумал я — это связано с моим плохим зрением, я с самого детства плохо видел вдаль.

Стоило переключиться на короткую дистанцию, как я сразу же замечал то, что никогда ранее не видел. Многообразие различных текстур и оттенков, трещины, сколы, потертости, тени. Предметы превращались во что-то значимое, почти живое. От каждого шла своя, неповторимая атмосфера. Я смотрел и смотрел и все больше ощущал как моя привычная скука без следа уходит, сменяясь на какое-то еле уловимое новое чувство.

— По-моему что-то подобное я чувствовал в детстве. — пронеслось в уме.

— Антон. Эй, Антон. Алло. — проговорил издевательским голосом мой начальник. — Ты куда улетел. Очнись. И так сегодня опоздал. Благо все обошлось. — уже спокойнее пробормотал он. — Но если бы не я. Ууу, блин. Даже страшно представить.

— Обстоятельства — проговорил я холодно.

— Ну, ну. Смотри. Бывают обстоятельства и похуже. — закончил он и пошел рассказывать о сегодняшнем дне своим подхалимам — работникам. Он красочно описывал как первоклассно провел презентацию, как красиво обо всем рассказал. Не забыл он упомянуть и о своей непревзойденной находчивости. Смотря на это все, мне почему то стало его жалко. С чего-то вдруг мне показалось, что внутри он чувствует себя жалким ничтожеством и лишь из-за этого пытается доказать всему миру, что все-таки он чего-то стоит.

После этого короткого разговора я забыл о тетради и о том, что нужно смотреть и вновь погрузился в затягивающую трясину скуки и одиночества. Больше на работе сегодня я ни с кем не разговаривал. Ушел тихо, ровно в шесть часов, не желая оставаться в этом месте ни одной лишней секунды.

Без происшествий доехал на автобусе до дома. Зашел. Поел и вспомнив о недавно прочитанном, с предвкушением открыл новую запись.

Евгений Трубицин. Глава из книги: «Дневник черного монаха»
Следующая глава здесь
Приобрести книгу

смотреть все статьи


Поблагодарить автора
06.11.2017



До 31 декабря вы можете приобрести видео-записи со скидками

21.10.2017



Обучение по системе семи ступеней контроля больше всего похоже на занятия восточными единоборствами. Когда будущий ученик приходит на уроки, к примеру, каратэ, он не ждет, что за несколько занятий, его научат хорошо драться (в этом случае лучше идти в бокс или рукопашный бой). Большинство понимает, что восточные единоборства — это образ жизни. Таким же образом будет построено и наше обучение. Но это не значит, что вам потребуется заниматься годами, чтобы увидеть какие-то результаты. Эта работы хороша тем, что изменения происходят очень быстро, после пары занятий вы уже обнаружите в себе новые возможности и измените свое привычное восприятие.

 
11.10.2017



Осознание - интересный вопрос. Жить, как я выяснил в результате некоторых необычных событий последних лет, можно двумя, весьма разными способами. Первый - как все. На автопилоте, подчиняясь переменчивой личности, ее желаниям и страхам. Пропуская мимо большую часть впечатлений. Годы летят - говорят люди живущие так. Иногда они скучают, иногда убивают время. В их памяти мало что остается. Лишь самые яркие, сильные переживания. Они не помнят, что ели вчера, с кем и о чем разговаривали. Бывает и помнят, конечно, но только примерные детали. Сухие факты. Полдюжины куцых мысленных фраз о целом дне или даже неделе. Зачастую они не знают, зачем совершают те или иные поступки и редко ставят какие-либо цели. Их жизнь обычна и как правило предсказуема. Они стремятся к наибольшей стабильности, не ведая, что она в принципе недостижима.